Купить курительные смеси в гродно



Комментарии


Новости по теме

Борьба с наркоторговлей в Беларуси: жесткие меры и протест матерей
И в определенный момент ему поступило настойчивое предложение от коллеги купить одну на двоих дозу. Покупка контролировалась милицией, и в результате за распространение он сел на 10 лет. Задержание наркозависимых и использование в суде их показаний - это один из .... Читать далее..

«Если милиция так рьяно борется с наркотиками, то где же эффект?»
Одновременно с указом президента в Гродно спонтанно появилось "Материнское движение 328" - по номеру статьи 328 Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за наркопреступления. Реакция на всплеск ... "Спайсы" и "миксы" представляли собой пропитанные раствором психонаркотических стимуляторов .... Читать далее..

Видео
Из Вконтакте

Купить курительные смеси в гродно

«Если милиция так рьяно борется с наркотиками, то где же эффект?» /photos/articles/2016/ai-198548-aux-head-20160407_ment_360.jpg Матери заключенных по «наркотическим» статьям уверены, что милиция лишь имитирует борьбу с наркотиками. С 1 января 2015 года в Беларуси вступил в силу декрет Лукашенко №6 "О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков". С этого момента возрастной порог ответственности за наркопреступления начинается с 14 лет, максимальный срок лишения свободы за сбыт наркотиков увеличен с 15 до 25 лет. Милиция считает, что такие меры вполне оправданны: впервые за последние три года количество наркопреступлений уменьшилось. А оборот наркотических веществ упал более чем наполовину. Но родственники граждан, осужденных по статье за распространение наркотиков, не согласны, пишет Deutche Welle. Они считают большие сроки для подростков бесчеловечными и пишут обращения с требованием пересмотра целого ряда дел, приговоры по которым, по их мнению, вынесены судами необоснованно. Одновременно с указом президента в Гродно спонтанно появилось "Материнское движение 328" - по номеру статьи 328 Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за наркопреступления. Реакция на всплеск преступлений Указ №6 появился как реакция на стремительный рост наркопреступлений в 2014 году. Тогда в стране резко выросло количество подростковых смертей, связанных с употреблением синтетических наркотиков - так называемых "спайсов", "миксов" либо "марок". "Спайсы" и "миксы" представляли собой пропитанные раствором психонаркотических стимуляторов курительные смеси, а "марки" - вымоченные в том же веществе кусочки перфорированной бумаги. В апреле нынешнего года на прошедшем у Лукашенко совещании на тему противодействия незаконному обороту наркотиков была озвучена официальная цифра - за последние два года от передозировки скончалось 80 человек. За первый год действия указа, как утверждают сотрудники правоохранительных органов, ситуацию удалось переломить. За минувший год оперативники выявили 39 каналов поставки психотропов в Беларусь, закрыли 7 нарколабораторий, пресекли работу 99 сетевых магазинов, торговавших наркотическими веществами. Другая статистика Однако параллельно с этим следует привести и другую статистику, считает лидер гражданской инициативы "Материнское движение 328" Лариса Жигарь. Главное управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми за минувший год выявило 7200 наркопреступлений. А в сентябре нынешнего года это ведомство официально опубликовало статистику за первые 8 месяцев - еще 4500 преступлений. Такими темпами к концу года цифра практически повторится. "Тогда где же эффект?", - задает она вопрос. При этом нужно понимать, продолжает Жигарь, что в сумме за неполные два года в тюрьмах оказалось около 12 тысяч человек. Об этом милиция не любит говорить, продолжает она, но часть заключенных - это 14-летние дети, которые получили по 8 лет лишения свободы. Жигарь сомневается, что в этом возрасте дети осознают свои действия, а срок им дают, как матерым преступникам. К тому же, по ее мнению, белорусский наркорынок слишком мал для такого количества распространителей наркотиков. А значит, делает вывод Лариса Жихарь, под видом наркоторговцев сажают обычных потребителей зелья. Например, ее сын получил 8 лет колонии за то, что хранил дома марихуану, предназначавшуюся для личного пользования, но принадлежавшую ему и его другу - это было расценено как распространение. В глаза матерям "Материнское движение 328", вспоминает Лариса Жигарь, начиналось как интернет-страничка в социальных сетях. Но буквально за год к ней присоединилось более 700 человек и стало понятно, что проблема носит глобальный характер. Сегодня в инициативе более 1000 родителей. Зачастую на тематических интернет-форумах можно встретить осуждающую их фразу: "Пусть они посмотрят в глаза матерям наркоманов". На это Марина Серпова предлагает посмотреть в глаза ей. Ее сын, объясняет она, в течение пяти лет стоял на учете в наркодиспансере, даже пробовал избавиться от пагубной привычки с помощью замещающей метадоновой терапии. И в определенный момент ему поступило настойчивое предложение от коллеги купить одну на двоих дозу. Покупка контролировалась милицией, и в результате за распространение он сел на 10 лет. Задержание наркозависимых и использование в суде их показаний - это один из приемов следователей, которые кажутся матерям сомнительными, говорит еще одна активистка движения Мария Копыткина. Руководитель правозащитного центра "Правовая помощь населению", бывший следователь прокуратуры Олег Волчек просмотрел 40 дел, предоставленных движением. По его мнению, значительная часть из них должна быть пересмотрена. Среди процессуальных нарушений наиболее часто попадается сбор улик без установления места и времени совершения преступления или же люди потребляли дома наркотик, передавая его друг другу, а квалифицируется это, как распространение. Приговоры по таким делам правозащитник считает несправедливыми. Две колонии Накануне подписания своего указа, рассказывает житель Гродно Андрей, недавно отбывший двухлетний срок за наркопотребление, Лукашенко предложил создать специальную колонию с крайне жесткими условиями содержания для осужденных по статье 328. И это его указание выполнено буквально. В Беларуси действуют два таких исправительных учреждения. Колония строгого режима №22 в поселке Волчьи Норы в Ивацевичском районе для тех, кто впервые совершил преступление. А в Глубокской колонии №13 сидят осужденные по более тяжким частям статьи 328. Ни амнистия, ни условно-досрочное освобождение на обе категории заключенных не распространяется, что часто, говорит Андрей, приводит к попыткам суицида. Поэтому, продолжает Лариса Жигарь, матери и обращаются во все властные инстанции. Они просят ввести дифференцированный подход по количеству изъятых наркотиков, разделять синтетические и растительного происхождения, уменьшить нижнюю планку срока и ввести для "первоходов" административный штраф. Иными словами, они предлагают принять меры профилактики и дать осужденным шанс на исправление. Пока в ответ пришли лишь отписки.